Проект MUZA | Дневники
"В Академии наук заседает..." ©


[21.09.13]

Для понимания всей этой чехарды с Академией наук полезно вспомнить вот что.

1.
Академии изначально возникли для коллективной проверки практических результатов естествоиспытателей - при том, что результаты эти были практически значимы и в целом понятны образованному человеку.
С усложнением технологии проверки выяснилось, что сообщество ученых не в силах купить все это оборудование самостоятельно, и следовательно, оплачивать это все должны либо предприниматели (в силу практической важности и "сразу - применимости"), либо государство.
На том этапе, напоминаю, суть проблем и проверок была вполне понятна образованному человеку.

2.
Далее происходит скачок с возникновением "фундаментальной" науки. Для понимания которой обычного образования уже недостаточно - а "прикладные" исследования уходят на микроуровень, исследования требуют все более и более сложной (и дорогостоящей) аппаратуры.
"Прикладная" наука отрывается от "сразу-применимости" и возникает потребность в промежуточном звене - тех же инженерах.
"Фундаментальное" знание оказывается почти полностью под патронатом государства. Либо поддерживается филантропами, имеющими влияние на выработку политических решений.

Подчеркиваю красным карандашом: на этом этапе "просто образованному" человеку уже становится непонятно, чем эти ученые занимаются. Всем нужны промежуточные звенья - инженеры при предпринимателях и ученые - "просветители" - популяризаторы при филантропах и политиках как минимум.

3.
А дальше вся эта конструкция изменений не претерпевает, она только усложняется. "Прикладники" занимаются исследованиями, суть которых понятна только специалистам той же (и ближайших смежных) областей. Просто специального знания уже недостаточно. Но инженерное знание развивается, предприниматели понимают, что "прикладное" знание так или иначе может быть инженерами применено (в обозримом будущем). Это хотя бы понятно, это финансируется.
"Фундаментальщики" же уходят в такие стратегические дали, которые государственным мужам - даже высокообразованным, даже имеющим высокообразованных популяризаторов - не то чтобы совсем недоступны... только вот скорость жизни увеличивается. Изменения наступают быстро, а фундаментальное знание, уж извините, даже к среднесрочной стратегии фиг применишь. Не о том оно вообще.
Плюс вообще неверифицируемое "гуманитарное знание", чтоб оно было неладно.

4.
Промежуточные звенья тоже усложняются, у них тоже собственные технологии. Если они популяризируют, то уже самих себя. Посредникам уже непонятны тонкости "ученых эмпирей"; ученые не видят смысла в популяризаторстве (слишком узкие и специальные области); инженеры поголовно уходят в производство и становятся винтиками предпринимательства.
И система образования туда же: знания накоплено столько и всякого, что уже непонятно, ни что такое "образованный человек", ни "для чего он образованный".

Это общие линии. Если угодно, это - психоисторическая неизбежность.

И на Западе и Востоке, в принципе, "зарубежные ученые" встали перед задачей, чтобы как можно больший круг образованных людей (по-разному образованных) понимал, чем эти ученые занимаются. По-разному, но понимал.

5.
Наша Академия наук, которая, по идее, и нужна для того, чтобы находить стратегию преодоления сложившегося уже полвека почти как почти тотального непонимания, - как выясняется, оказалась в капкане. Просто потому что тем, кто дает ресурсы, непонятно, для чего эти огромные ресурсы нужны. И здесь политически важно наличие противовеса предпринимателям, заинтересованным сугубо в "прикладной науке" - в виде филантропов, заинтересованных в науке "фундаментальной". Просто если государство решит, в силу непонимания, "скинуть балласт", его, этот балласт, найдется кому прокормить. Да вот только АН не заинтересовано, видимо, в том, чтобы работу ученых понимали - оно заинтересовано в том, чтобы в важность ученых трудов верили.

6.
И еще немаловажная деталь в общую картину.
Вот докторская степень. Ее присуждает университет и какой-то специальной государственной регистрации in the rest of вовсе не требуется. Потому что есть репутация университета (а) в ученом сообществе и (б) в политическом смысле, то есть фактически это суммарная репутация доноров и всех тех, кто поддерживает университет. Это не "пеар", который держится за "спонсоров", это PR + GR, основанный как минимум на признании того, что репутация стОит.

А вот когда степень, присужденную университетом, утверждает правительственный орган... тут получается, что сей по сути символический жест означает, что государство подтверждает право ученого сообщества оценивать чьи-либо научные достижения. По причине неочевидности такого права. Либо по причине особой важности для государства каждого такого достижения.

В этом смысле существование двухступенчатой системы ученых степеней, каждая из которых утверждается государством (вторая называется так же, как в "остальном мире" - докторской), таки наводит на мысль о неочевидности права ученого сообщества оценивать научные достижения. Или о том, что никакие это не научные достижения, а тест на право работать в государственном учреждении "научного профиля". В "низшем" и "высшем" эшелонах соответственно. То есть на знание правил игры в таком государственном учреждении. В том числе и - позже - в Академии Наук. А как же.

7.
И посмотрите внимательно: когда государство начало реформу АН (какая бы она ни была) - в умах протестующих "научно-образовательных работников" в подавляющем большинстве случаев - эта реформа означает прежде всего угрозу увольнения по статье 81 - то есть по инициативе работодателя. По-простому: "отберут работу"! Какая уж тут, к лешему, наука...

(CC BY) А.Крамер, 2013