Проект MUZA | Дневники
К пониманию иррационального


[24.01.08]

Термин "иррациональное" отрицающе-производный от ratio, которое суммарно можно представить как способность разума производить расчеты, делать выводы, ставить и решать задачи. Иными словами, выносить суждения и создавать правила. По большму счету содержание термина фиксирует практический и сравнивающий разум: правила и задачи подчинены цели, расчеты и суждения подразумевают измеримость, то есть соотносительность предметов расчета (суждения).
Иррациональное, по содержанию термина: если и разум, то не сравнивающий, бесцельный, не выносящий суждений, не делающий выводов, не создающий правил. Это можно понять как минимум двояко: как разум, подчиняющийся другим закономерностям (т.е. и цель есть, и расчет есть, но нам неведомый), и, во-вторых, как ситуацию, где разум в человеческом понимании вообще отсутствует. Начиная с "бессознательного" и кончая по сути ксенологической ситуацией.
По поводу иных закономерностей: тут ситуация вполне человеческая, взять ту же интуицию, которую многие трактуют как "пред-сознание" или "схватывание в целом". С нечеловеческим (да взять того же кота) история интересная: ежели отбросить анотрпоморфизмы и всякую поэтику: явно целенаправленные действия кота подчинены инстинктам, или же кот думает (а ЭВМ?). Собственно антропологический момент: момент рационального (для начала) различения разумного и инстинктивного. Разум различает прежде всего (вся логика держится на сравнении), шкалирует, разум относителен по содержанию. Иррациональное безотносительно и в этом смысле "подобно магическим смыслам" - иррациональное не занимается понятиями и категориями. Одно имя для каждого, общего нет. Это при условии, что иррациональное вообще как-то связано с именованием, поскольку имя - это все-таки языковой акт, т.е. все-таки по правилам делающийся. С другой стороны: в языке есть междометия... Если мы вообще распознаем это как язык. Предположим, мы нашли племя, язык которых - не буквы и звуки, а тактильные ощущения. Слепоглухонемые. Они иные, да, но не чужие: они все-таки люди по облику. Хотя бы. Но... откуда мы знаем, что это именно язык? А взять Маугли (термин даже такой был: "мауглизация") - вся эта история, как попытка сконструировать "человека промежутка", то есть хоть частью понимаемого разумом. Тут по ходу пьесы появляется некая культурно обусловленная норма изменчивости. Собака домашняя может одичать. Человек может "выйти из себя и не вернуться обратно" (ага, психиатрия). Инакость тоже, того... рамки должна иметь. Тем не менее, вот это "не дай мне Бог сойти с ума", всяческие панические (в прямом смысле) явления, "темные силы", хаос никуда не делись. Вот они: в "бессознательном" или в "прекрасном". А убери веру и этику, всплывут колдовство и чудеса. И их носители; люди - иных свойств. А ворона колдовать может? Может, пока человека не трогает. А если это враждебный инопланетный разум принял вид вороны? Паранойя, говорите? ну-ну...

***

Очень часто говорят так: абсолютно все можно объяснить, только мы еще многого не знаем. Еще часто говорят: объяснения бессмысленны, мы видим то, что хотим видеть, а как на самом деле - не знает никто.
Спроси: "Джон, ты видишь то же, что и я?" - "да, сэр" - это у нас "объективное", но еще не разумное (разуму подавай линейку и калькулятор). "Джон, у тебя получается то же, что и у меня?" - "ага, сэр", вот это уже рационально, объективно и почти научно. Ага. Как будет выглядеть формула с тремя переменными, результатом которой при любых значениях будет 6,54638722? Ну хорошо, округляю. 3,14. Или 2,72.
[Comment (Kstoor): Формула a = f(x,y,z), где a -- радиус сферы (радиусом 6,54638722 ;), а x,y,z -- координаты точки на ее поверхности]

***

Вот еще что важно: иррациональное всегда выходит за границы предсказуемости (общей или локальной нормы предсказуемого). Однако при этом иррациональное может вполне быть очевидным. Тут любопытная двумерность: очевидное и предсказуемое, очевидное и непредсказуемое, неочевидное и предсказуемое, неочевидное и непредсказуемое.

Copyright © А.Крамер, 2008