Проект MUZA | Дневники
Архитектура и музыка (размышление о книгах)


30.10.11.

Книги по архитектуре четко делятся на две группы. Первая - в которых преобладают планы и чертежи, вторая - в которой преобладают фотографии и рисунки внешнего вида. Во многих есть только чертежи или только фотографии. Это, на самом деле, два полярных подхода к архитектуре, две разные оптики - инженера и художника. Архитектура, в общем смысле - организация среды; инженер показывает конструкцию этой среды, художник - среду как veduta, часть пейзажа. В этом, кстати, корень логики "архитектурной игры" - можно ли по внешнему виду догадаться, какие помещения скрываются за стенами.

В книгах о музыке - тоже как бы две полярные оптики... независимо от того, что есть история музыки и теория музыки. Оптика первая: музыка - как она устроена. Вторая: музыка, как она воспринимается. Здесь есть сложность - музыку не увидишь и не потрогаешь; поэтому первая оптика нацелена на то, как музыка фиксируется (т.е. "музыка как язык", текст и звук, свертка-развертка, по Налимову). Вторая на то, как звучащее воспринимается. Там все между "текстом" и "речью, теория музыки постоянно пытается усидеть на двух стульях - лингвистики и психологии, и вечно с одного из них соскальзывает.

Характерный пример - что такое "музыкальный звук". Смешение всего со всем... С одной стороны - "музыкальный тон", гармонически организованный, там Пифагор, натуральный звукоряд, математика и физика со всей психоакустикой в полный рост. С другой - та же гармония как эстетическая категория, прекрасное-безобразное и прочая этика и поэтика с ее "образами". И не сойдутся никак.

Тут, на самом деле, тонкость. И у архитектора, и у композитора в голове есть замысел (пока неважно, что он из себя представляет). Архитектор выводит его наружу в конечном варианте в виде строительных чертежей. Композитор, пишущий ноты - в виде партитуры. Партитура могла бы сойти за "чертеж", если бы исполняемое и эту партитуру можно было бы адекватно сравнивать. Это же на самом деле сравнение видимого и слышимого, причем - это важно - слышимого не сразу. А попытки сравнить то, что слышит ухо и то, что называют "внутренним слухом" приводит к заявлениям вроде "как-то безрадостно валторны звучат" (я уж не говорю, что темпы гуляют, штрих не тот, а уж интонирование...). Ситуация аналогична чтению литературного текста вслух. Исполнитель не автомат, он "образ создает" - попробовал бы строитель такое себе позволить!.. В результате - компромисс между "внутренним слухом" композитора и "исполнительским образом". И никак иначе, разве что сядет композитор за компьютер и наваяет. И никаких "промежуточных чертежей" между замыслом и звуком.

Бери звук и анализируй звук, вроде бы все ясно. Но это будет анализ акустических явлений, где "музыка"?! Музыковед искренне полагает, что "музыка" - это специфически осмысленный звук. Где смысл? - в тексте. Нет текста, нечего анализировать. Восприятие звучащего должно привязать к какому-то изначальному смыслу, - где текст, где нотная запись?! причем это требование прилагается даже к той музыке, которая существует бесписьменно (те же импровизации). Это смахивает на недовольство заказчика архитектурным проектом: сплошные чертежи, а где пейзаж с моим домом?! Пейзаж ведь приучили воспринимать как текст, вот где засада...

Copyright © А.Крамер, 2011