Проект MUZA | Дневники
Культпоходы начала апреля...


[9.04.06]

Четыре вечера, как четверостишие.

5-го апреля: театр "Вертикаль" и Новая компания пантомимы Марселя Марсо. в филармонии. Самого Марсо не было. Давали "Семь смертных грехов" и "Любовь Коломбины" по мотивам del'arte.
После многочисленных "театров пластической драмы"и всяких "контемпорари дансов" наконец сподобился увидеть способ думать телом как актерскую игру. Тренированным телом. Каскады "фишек", аттракционы - но "в проброс", никакого аффекта, вкус и чувство меры. Настоящий вариант театра, как он мог бы быть во времена Мольера.

Марсо учился у Этьена Декру, который говорил, что "пантомима — суть способа драматической игры, а значит — актер, владеющий ею, может обходиться в своем творчестве без помощи других искусств (что, однако, не мешает ему, если он останется хозяином подмостков, другие искусства использовать).... Современная пантомима, созданная Декру и его учениками, никогда не ставила целью пластическую разработку тела актера. Как раз напротив, она создавалась для развития актерской фантазии, которую тело должно было обеспечивать «лишь» в качестве послушного инструмента". (О пантомиме - великолепная статья Марины Дмитриевской в "Санкт-Петербургском театральном журнале, откуда, собственно, цитата).

6-го апреля. "Несчастный случай". Места в амфитеатре, по центру; шикарный пульт звукорежиссера, ожидания и смакования и... стандартный клубный вибромассаж. Рев несбалансированного звука, сабвуферы под полом трясут организм на басах, слов не слышно. Ушли примерно через полчаса... Вот это и есть "клубный звук": в физиологическом понимании. Слов не слышно, когда хочешь видеть - в глаза бьет стробоскоп. Тело откликается на вибромассаж желанием немедленно выпить. Считал "Несчастников" профессионалами, теперь сомневаюсь; а может, пофигизм?

7-го Вениамин Смехов. Стравинский - "История солдата". Фортепиано (Нина Коган), скрипка (Валерий Ворона), кларнет (Юлиан Милкис, Канада, ученик Б. Гудмена), чтец (фактически не сама "История", а авторская сюита из нее).
Писана "История" с 1917 - 1918 году и свидетельствует "окончательный разрыв" с русской оркестровой школой, в коей Стравинский воспитывался. В оригинале: скрипка, контрабас. кларнет, фагот, корнет, тромбон и ударные; поют, говорят и танцуют: Дьявол, Солдат, Принцесса, рассказчик. Стравинский называет это "драматическое произведение для передвижного театра", написанное так, "... чтобы сделать возможным поездки по деревням Швейцарии, достаточно простым и воспринимаемым по сюжету". Либретто Ш.Рамюза по мотивам сказок из сборника Афанасьева (рассказы о солдате, собранные среди рекрутов русско-турецкой войны).
Во втором действии - Хармс (стихи и мелкие пьесы) - Маяковский - Цфасман. Фортепиано - кларнет - чтец.
Плюс "Утомленное солнце" скользя между чтением и пением, плюс Северянин прочитанный как бы Вертинским.
В зале поклонники Таганки со стажем, студиозусы (по их реакции явно Хармса в первый раз слушают)
Повеселили пиарщики филармонии с рекламной завлекухой: "Атос расскажет вам сказочку"...

8-го. ЧерноеНЕБОбелое. Очередной пластический театр с "нонконформистской хореографией", которой хватило на примерно 15 минут. Пластическая техника Марчеллы Солтан - феерическая, но - это возможности тела сами по себе. При всем этом оглушающий звук с ритмическим грохотом и завываниями, от которого разболелись уши... Права уже упоминавшаяся М.Дмитриевская: это "примат пластической выразительности над актерской игрой". Вот, определил наконец: вся виденная мной "современная пластика" - за исключением театра Derevo в "Оnce" - это не театр. Это цирк.

Copyright © А.Крамер, 2006