Проект MUZA | Дневники
О т.наз. "научности" подхода


[02.11.05]

Для затравки: характерное высказывание:

"- Как отличить настоящего ученого от шарлатана? - Существует целый ряд признаков. Во-первых, как правило, человек, который заявляет о каком-то революционном открытии, - не специалист в этой области. Например, он инженер, и вдруг начинает открывать фундаментальные законы физики. Или он офтальмолог, а открывает какие-то древние цивилизации. Второй признак - дутая сенсационность, когда открытия претендуют на фундаментальный переворот в науке. Такие люди не публикуются в так называемых рецензивных профессиональных журналах. Они не дают никаких описаний методов проверки своего открытия" [интервью зам. пред. Комиссии по лженауке РАН Кувакина].
Переводим на русский язык. Первое: специалистом можно быть в узкой сфере, и только. Второе: факт возможной фундаментальности определяется по тому, кто пропустил текст в печать. Третье: открытие должно быть проверяемым. Последнее утверждение - самое скользкое. Как можно проверить? Независимо повторить эксперимент. Или ход мысли. Если с материалными экспериментами все более-менее ясно, то с "ходом мысли" - путаница полнейшая. Предположим, логически ход мысли безупречен. Но основания для этой мысли могут быть и "неправильными". Вопрос об истинности исходных положений. Вот тут все упирается в п.2: необходимо привлечь других, "пропущенных редакциями", которые мыслили сходным образом. Если статистически будет показано, что основания их рассуждений сходны, тогда, возможно, и твоя мысль основана на относительно истинных основаниях. Но если внимательно анализировать основания, выяснится, что лежат они на аксиомах, принимаемых без доказательств, фактически "на веру". Это особенно касается тех областей, где предмет изучения - сознание и познание (научное, эстетическое, какое угодно другое). Но - ненаучная теория "cannot be tested as scientific theory because its central conclusion is based on belief" [из письма 38 нобелевских лауреатов в Комиссию по образованию штата Канзас 9.09.2005 по поводу теории эволюции].

А отсюда - полшага до признания интуитивного ну ни в коем случае не иррациональным.
Иначе - единственная, но ключевая угроза для науки:
наука потеряет право на "обоснованный прогноз". То есть мир потеряет предсказуемость. Мир перестанет быть управляемым (изменяемым человеком). А это уже имеет определенно мировоззренческие и политические последствия.

"интуиция не может возникнуть на пустом месте. Противопоставление рационального и якобы интуитивного решения большое заблуждение. ... Интуитивное решение необходимо длительно - и рационально! - готовить" [из интервью д.ф.н Диева, декана филосфака НГУ].
PS. Вот такие и говорят: человек способен включать творчество в рабочее время. с 9 до 18. Потому как даже самое что ни на есть невербальное и несознательное - оно предсказуемо и контролируемо. ЗЗЫ.... даже астропрогнозы работают в помощь научному мышлению: иррациональное и неконтролируемое все-таки предсказуемо.
Вдогонку.

Вот, выкопал список характерных черт псевдонауки как таковой, в отличие от стандартно понимаемой науки из книги Джона Касти "Утерянные парадигмы" (В.Целищев, д.филос.н., из Института философии и права СО РАН озвучил их на круглом столе "Критерии научности. Наука и лженаука" 3 февраля 2000 - взято из стенограммы на http://filosof.historic.ru)

Анахронизм мышления: Чудаки и псевдоученые часто обращаются к устаревшим теориям, от которых уже много лет, иногда столетий, отказалась наука, признав их неадекватными. Хорошим примером подобного рода обращения к устаревшим теориям является креационизм, которые возражают против эволюционной теории, апеллируя к теории катастроф. При этом ими утверждается, что геологические данные поддерживают теорию катастроф, а не однородную теорию геологической активности, которая ими ассоциируется с эволюционной теорией. Вся эта аргументация анахронистична, поскольку предполагает, что полемика между взглядами об однородном развитии и теорией катастроф до сих пор является актуальной.

Поиск чудес: Ученые не заняты поиском всякого рода аномалий. Они не отвергают некоторую теорию в пользу другой теории только потому, что последняя объясняет аномальный эффект. В то же время псевдонаука полностью поглощена загадкам и таинственным происшествиям, будь то НЛО, Бермудский треугольник, и пр. Основной принцип псевдонауки при этом заключается в том, перефразируя слова Шекспира, что "есть гораздо больше вещей на свете, чем об этом подозревает "официальная" наука". При этом исповедуется методологический принцип, согласно которому все, что может казаться таинственным, следует рассматривать таковым.

Апелляция к мифу: Псевдоученые часто используют следующий прием в своих построениях. Берется некоторый миф и рассматривается в качестве объяснения происходящих явлений. Изобретаются гипотезы с постулированием таких условий, которые имели место в прошлом и перестали существовать к настоящему времени. Миф рассматривается как свидетельство в пользу этой гипотезы, и утверждается, что подобное подтверждение мифом гипотезы имеет такой же статус, какой имеют геологические, палеонтологические или археологические свидетельства.

Неопровержимые гипотезы: Если есть некоторая гипотеза, всегда должны существовать возможность ее опровержения. Если таковых возражений быть не может в принципе, тогда такая гипотеза не может быть названа научной. Но псевдонаука полна таких неопровержимых гипотез, которые не подлежат фальсификации.

Ложное сходство: Псевдоученые часто утверждают, что лежащие в основе из теорий принципы уже являются частью стандартной науки, и рассматривают себя не как революционеров, а как бедных пасынков этой науки.

Объяснению по сценарию: Общепринятой практикой в науке является рассмотрение сценариев для объяснения феноменов в отсутствии достаточного числа данных для точного воспроизведения процесса (например, происхождение жизни или вымирание динозавров). В науке такие сценарии должны быть совместимы с известными законами и принципами, даже косвенным образом. Псевдонаука часто предлагает в качестве объяснения один лишь сценарий, без всякой поддержки его со стороны законов или принципов.

Следование буквальной интерпретации: Псевдоученые часто обнаруживают себя тем, как они обращаются с научной литературой. Они полагают, что любому утверждению любого ученого можно придать произвольную интерпретацию, точно так же, как это делается в литературе и искусстве. Такие произвольные интерпретации могут быть тогда использованы против других ученых. Псевдоученые концентрируют свое внимание на словах, а не на фактах и резонах, фигурирующих в научной литературе.

Отказ от ревизии: Псевдоученые гордятся тем, что никогда не оказываются неправыми. Именно по этой причине опытный ученый ни под каким видом не вступает в полемику с псевдоученым. Но иммунитет к критике еще не есть гарантия успеха. И псевдоученые рассматривают спор не как механизм научного прогресса, а как упражнение в словесных битвах.

И еще: хорошее интервью B.Степина, директора ИФ РАН на ту же тему.

Copyright © А.Крамер, 2005